Промышленность

У нас есть промышленность, но надо менять систему управления предприятием

Наум Кац – практик-производитель, директор «Центра бизнес развития» (Беларусь), создатель «FMR-инвестмент групп» (Россия) с разработанной уникальной технологией FMR. Суть работы консалтинговой компании — это   полный сбор всех цифровых показателей предприятия на  цифровой поисково-аналитической платформе IEM. Программа четко определяет балласт  и помогает найти решение проблемы рентабельности. Но! До внедрения платформы нужно сделать первый шаг – изменить систему управления предприятием.

В чем проблема белорусских производств?

Проблема в том, что наша промышленность не отреагировала на изменения на рынке. Мы наращивали объемы и успешно экспортировали на российский рынок, а в 2012-2013 г.  грянул мировой экономический кризис. И в этой ситуации нужно было скорректировать работу предприятий – поменять систему управления.

Как?

Мы провели анализ и выяснили: когда спрос ниже, чем предложение, единоличное управление предприятием не работает. Мировая практика показывает: в такой ситуации нужен коллективный разум.

Почему?

Потому, что у исполнительного директора нет времени на разработку стратегии и здесь кроется причина падения промышленного производства на белорусских предприятиях

Что нужно делать?

Для этого создается Совет независимых директоров – он находится над гендиректором предприятия и вырабатывает эффективный план действий. Гендиректор следит за его выполнением.

Есть успешные примеры?

«Белтрансгаз»! Стартовая цена, которую выставило государство, $400млн., а в итоге его продали за $5 млрд (!). По словам Владимира Семашко,  (в то время он был председателем Совета директоров «Белтрансгаза»), это исключительный опыт корпоративного управления. Потому что в Совете директоров были и россияне, и белорусы, которым удалось прийти к консенсусу по цене «Белтрансгаза».

Как схема работает в реальности?

Рассмотрим ситуацию на примере МАЗа. До 2014-года дела у завода шли хорошо – продукция продавалась. Но сейчас машины уже не берут в таком виде. Очевидно, что предприятие нужно приводить в чувство. Наши немецкие партнеры спрашивают: «Зачем покупать мерседосовские детали на МАЗ, если можно сделать МАЗ, грубо говоря, «Мерседесом» эконом-класса». Немцы предлагают сохранить бренд, но внедрить свои технологические условия и совместно продавать в Европе. Нам предлагают повторить опыт «Фольксваген – Шкода».

Но до модернизации технологии производства создается Совет директоров МАЗа. В него входят: 50% компетентных иностранных специалистов, которые не работают на предприятии, и 50% белорусов, которые также не работают на предприятии. Председатель совета – представитель собственника.

Что сделать в первую очередь? «Оцифровать» предприятие. За 1-1,5 месяца в платформу IEM заносят абсолютно все данные по заводу – от накладных листов до расходов на коммунальные услуги. Каждому члену Совета директоров доступны все показатели деятельности предприятия – платформа вскрывает проблемы МАЗа. Мы находим способы и реанимируем положение. Далее к проекту подключаются инвесторы. Они изучают цифровую выкладку завода, видят потенциальные возможности для роста, просчитывают дивиденды в перспективе.

Какой интерес Совета директоров в спасении утопающих? Бонус в 10% от достигнутого результата. По сути, мы платим 10% от того, что получает собственник. По нашим оценкам, это будут самые высокие зарплаты в Беларуси.

Я не зря упоминал немцев. Немецкая экономика – эталон. Надо научиться слышать тех, кто умеет лучше тебя работать. Научимся мы слушать немцев, работать с ними за столом, как друзья, — у нас все получится.

 

 

Похожие статьи
Промышленность
4 июля 2020
У нас есть промышленность, но надо менять систему управления предприятием

Наум Кац – практик-производитель, директор «Центра бизнес развития» (Беларусь), создатель «FMR-инвестмент групп» (Россия) с разработанной уникальной технологией FMR. Суть работы…